Деловой завтрак с Марией Захаровой «ИноСМИ — иноагенты в России»
Ключевые выводы
Иностранные журналисты в России имеют равные возможности, в стране сформирована «нормальная информационная среда»
«Могу совершенно точно сказать, что я ни разу не получал жалобы на существование каких-либо преград или ограничений в своей работе от моих коллег. За долгие годы существования и деятельности Ассоциации иностранных корреспондентов были организованы десятки поездок по регионам Российской Федерации. Иностранные корреспонденты имели возможность получить информацию из первоисточников, посмотреть, как живут регионы, с какими проблемами они сталкиваются и как эти проблемы решаются»
Аль-Сайед Адиб Мохд Абди, президент Ассоциации иностранных корреспондентов

«Мне кажется, на то и есть нормальная информационная среда, когда ты имеешь возможность говорить не только о том, что тебе нравится, но и обсуждать вопросы, которые, в свою очередь, многие считают проблемными»
Мария Захарова, директор департамента информации и печати МИД России

Российское государство готово работать с журналистами из любых стран, любого статуса
«Сегодня в России, кстати, работает если не самый большой иностранный корреспондентский корпус, то один из самых больших в мире. Мы находимся в постоянном контакте с департаментом печати и информации МИД Российской Федерации, с тем чтобы создать самые благоприятные условия для иностранных корреспондентов… <…> Наши обращения в МИД по любым вопросам, по любым жалобам, которые поступают ко мне как главе Ассоциации иностранных корреспондентов, рассматриваются в срочном порядке и в конструктивном ключе. И в результате мы наблюдаем постоянную ротацию в иностранных корреспондентских пунктах и увеличение числа иностранных СМИ, желающих открыть свои офисы в Москве или аккредитовать своих корреспондентов в Российской Федерации»
Аль-Сайед Адиб Мохд Абди, президент Ассоциации иностранных корреспондентов

«Министерство иностранных дел будет общаться с журналистами и с изданиями, которые, на мой взгляд, совершенно несправедливо объявили иностранными агентами так же, как с другими СМИ. Это очень важная позиция»
Алексей Венедиктов, главный редактор «Эхо Москвы»
«Министерство иностранных дел будет общаться с журналистами и с изданиями, которые, на мой взгляд, совершенно несправедливо объявили иностранными агентами так же, как с другими СМИ.»
главный редактор «Эхо Москвы»
Проблемы
Размытость и двоякость трактовки понятия иноагента в разных странах
«Мы считали, что это случайность, когда Соединенные Штаты Америки, их правоохранительная система в 2017 году впервые заявила о намерении присвоить российским средствам массовой информации статус иноагента. Мы считали, что, возможно, это какое-то политическое давление, элемент запугивания. Честно говоря, не думали, что они пойдут до конца»
Мария Захарова, директор департамента информации и печати МИД России

«У нас популярный есть интернет-мем и хэштег — “это другое”. Когда президент Украины своим указом закрывает три больших телеканала — это другое, потому что это борьба с российской дезинформацией. Когда в Прибалтике давят и душат Sputnik, заводят уголовные дела, фактически уничтожают работу информационного агентства — это они защищают свой информационный суверенитет, это другое. А когда Россия пытается поставить рамки для работы здесь определенных пропагандистских ресурсов — это, конечно, попытка попрать так называемую свободу слова»
Александр Малькевич, генеральный директор телеканала «Санкт-Петербург»

«Закон об иностранных агентах — это была, в первую очередь, ответная мера на закон, на то, как он стал применяться к российским СМИ в 2017 году в США. Естественно, первое СМИ, к которому он стал применяться, — это RT. Тут хочется процитировать крылатую фразу из «Покровских ворот», что «заметьте, не я это предложил». Мы работали. RT начал вещать в 2005 году и в какой-то степени уже вещал в США, потом в 2010 году мы открыли современный телеканал RT America. <…> Потом, после того, как мы уже вещали 12 лет там и 7 лет как отдельный американский канал, к нам пришли и под явной политической подоплекой заставили нас зарегистрироваться как иностранного агента. Естественно, все это время Госдепартамент уверял, что на нашу работу это никак не повлияет»
Анна Белкина, заместитель главного редактора, директор по маркетингу и стратегическому развитию телеканала RT

Журналисты со статусом иноагента испытывают сложности в профессиональной деятельности
«Я думаю, насчет законодательства об иноагентах позиция Евросоюза уже давно известна, с 2017 года, когда как раз этот закон тоже начинал касаться СМИ. <...> Во-первых, мы считаем, что этот закон ущемляет возможность СМИ, которые признаны иноагентами, работать свободно, и у этой работы есть негативная коннотация, потому что слово «иноагент» сразу несет довольно тяжелое бремя. Во-вторых, мы считаем, что... на самом деле у них возникают проблемы с интервью, с информацией»
Андрис Кужниекс, пресс-секретарь Представительства Европейского союза в Российской Федерации

«Некоторые журналисты боятся, что их объявят иностранными агентами. Некоторые спикеры, которые сотрудничают с этими изданиями, боятся, что их объявят иностранными агентами со всеми вытекающими, и перестают сотрудничать»
Алексей Венедиктов, главный редактор «Эхо Москвы»
«Мы считаем, что этот закон ущемляет возможность СМИ, которые признаны иноагентами, работать свободно, и у этой работы есть негативная коннотация, потому что слово «иноагент» сразу несет довольно тяжелое бремя.»
пресс-секретарь Представительства Европейского союза в Российской Федерации
Решения
Россия должна выбрать отличную от Запада позицию в вопросе введения статуса иноагента
«Если будем жить по принципу “око за око”, мы скоро все станем слепыми. Я понимаю позицию России, что там идет геополитика, но все равно Россия могла бы идти по-другому пути и показать, может быть, другой пример, необязательно по американской прямой»
Заур Шэож, глава представительства Медиасети «Аль-Джазира» в Москве


Подробнее читайте в Информационно-аналитической системе Фонда Росконгресс
www.roscongress.org