Исследование по итогам ПМЭФ-2021: Какие тренды диагностировала пандемия?
РОСКОНГРЕСС ИНСАЙДЕР:
вводная часть
Исследования и комментарии на тему влияния пандемии стали обыденностью во многих сферах жизни. В большинстве из-них указывается на колоссальные изменения, которые уже произошли из-за COVID-19 или будут иметь место в будущем. Однако насколько серьезными эти изменения являются на самом деле? Послужила ли пандемия их причиной, или же катализировала уже наметившиеся ранее тенденции? На эти вопросы ответили участники Питерского международного экономического форума 2021 года в опросе по итогам главного события в области экономики в России.

В исследовании по итогам ПМЭФ-2021 выделяется ряд трендов, на которые, как считается, пандемия оказала наибольшее влияние. Данное исследование является попыткой осмыслить происходящие изменения глазами участников форума, указать на причины и представить картину будущего.

В качестве основных сфер, затронутых пандемией, отмечаются бизнес-процессы, прежде всего новые форматы занятости и вовлечения сотрудников. Но так ли реальны сценарии, что 90% персонала будут работать в гибридном формате или удаленно? Также COVID-19 придал особую актуальность техническому перевооружению компаний и цифровизации процессов. Но какие технологии будут определять будущее?

Целый ряд отраслей стали бенефициарами пандемии. Особенно это касается электронной торговли, которая стремительно завоевывает все большую долю рынка. Какие препятствия, по мнению участников форума, стоят перед электронной коммерцией на этом пути?

Много было сказано о тренде на локализацию: потребления, отдыха, времяпрепровождения в целом — большее внимание к тем местам, где мы живем, а не работаем. Но будет ли этот тренд устойчив после «возвращения к нормальной жизни»? Не меньшее внимание в период пандемии уделялось экологической повестке, нарастающему углеродному регулированию и обсуждению положительного влияния локдауна на природу.

Пандемия поставила серьезный вызов перед государственными институтами. С первых недель пандемии государства столкнулись с дилеммой: ввести жесткие меры или действовать мягко в стремлении нанести минимум вреда экономике. Был ли сделанный вывод верным? Как бы то ни было, необходимость мобилизации общества, системы здравоохранения, стремление помочь бизнесу — все это ставит вопрос о границах вовлечения государства в экономику и социальную сферу.

Данный обзор — это способ посмотреть на эти и другие темы, волнующие общество сегодня, через призму события, которое повлияло на большинство сфер жизни человека. Однако степень этого влияния еще только предстоит оценить. Что и попытались сделать вместе с участниками форума авторы.
Прощай офис?
Влияние пандемии на формат работы
«Удаленка», «гибрид», «дистанционка» — это те слова, которые пополнили лексикон граждан в 2020 году. Меры по борьбе с пандемией оказали прямое влияние на формат занятости людей. Режим выходных дней вынудил работодателей и сотрудников перейти к работе из дома, что неоднозначно сказалось на производительности труда. Однако именно новый режим работы привел к целому ряду других тенденций: актуализировал поиск оптимальных способов коммуникации сотрудников — цифровизацию процессов в компаниях, заставил людей обратиться к онлайн-покупкам, возродил интерес к непосредственным местам жительства, будь то район, регион или страна, повлек за собой экологические изменения.

Влияние пандемии на каждую из выбранных сфер жизни участники опроса оценивали по пятибалльной шкале: от «не оказала никакого влияния» до «оказала решающее влияние». После этого в зависимости от темы респонденты отвечали на вопрос о будущем тренда или о том, какие проявления этого тренда они считают наиболее актуальными.

Считается, что пандемия оказала значительное влияние на бизнес-процессы в компаниях. Почти половина участников форума, как следует из данных опроса, солидарна с этим утверждением. Лишь 17% участников не отметили перемен в бизнес-процессах в своих компаниях или отраслях. Порядка 34% респондентов отмечают весьма умеренное или смешанное влияние пандемии.
Насколько существенное влияние COVID-19 и меры борьбы с ним оказали на бизнес-процессы в вашей компании и отрасли?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Однако 37% участников форума планируют сохранить или вернуть офисный формат работы после пандемии (или работают в организации с таким форматом), где более 90% сотрудников пребывают в офисе. Еще 35% отдают предпочтение гибридному формату в пользу офиса, то есть подразумевают удаленный формат работы для меньшинства сотрудников. Лишь 5% опрошенных планируют (или работают там, где планируют) перевести на «удаленку» более 90% сотрудников в долгосрочной перспективе.

Данная ситуация сильно отличается от распространенных прогнозов о тотальном переходе на удаленную работу. Согласно опросу McKinsey среди топ-менеджеров, подавляющее большинство видит будущее за гибридными форматами, когда определенное количество времени сотрудник будет проводить в офисе: от одного до четырех, в зависимости от выбранного формата. При этом лишь 10% считают, что более 80% рабочего времени сотрудники будут проводить в офисе. Следует также отметить, что почти 70% компаний еще не имеют четкой позиции по этому вопросу.
планируется ли в вашей компании сохранить удалённый формат работы после пандемии?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Таким образом участники ПМЭФ-2021 в гораздо большей степени верят в сохранение офисного формата работы в будущем. Но признают укоренение гибридных форматов работы, хотя и в пользу присутствия в офисе. При этом тотальный переход на удаленную работу пока не ожидается и даже, по всей видимости, не отвечает стремлениям опрошенных.

Среди причин можно предположить особенности российской экономики со значительной долей государственного сектора — как правило более консервативного как в отношении изменений, так и в отношении регламентации деятельности сотрудников и рабочих часов. Также, вероятно, имеет место более мягкий характер ограничений в России, который не привел к абсолютному прекращению деятельности компаний в «нерабочие дни» и переводу сотрудников на полную удаленную работу.

Тем не менее тенденция в пользу пересмотра форматов занятости очевидна. Большинство участников форума отмечают, что различные гибридные форматы занятости приобретут особую актуальность после пандемии (более 50% ответов). Что более чем в два раза меньше тех, кто верит в сохранение актуальности традиционной полной занятости в офисном формате. Также заметное число участников указывают на возрастающую значимость экспертных платформ, то есть привлечение внешних специалистов, консультантов, профессионального аутсорсинга, а также фриланс-форматы.

КАКАЯ МОДЕЛЬ ЗАНЯТОСТИ, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ СТАНЕТ ОСОБЕННО АКТУАЛЬНОЙ ПОСЛЕ COVID-19?
Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.
В отличии от других форматов гибридная занятость была во многом катализирована пандемией и мерами борьбы с ней. Фриланс-форматом в России традиционно работают дизайнеры, программисты, копирайтеры, маркетологи, число которых значительно увеличилось. При этом именно эти группы занятых оказались в наиболее уязвимом положении в период активной фазы ограничений. Гибридная занятость проникла почти во все отрасли, за исключением таких, которые в силу особенностей функционирования не могли этого сделать. То есть изменения охватывают уже не отдельные отрасли и сегменты, а экономику в целом.

Каким будет оптимальный формат работы в будущем? По всей видимости, мир окончательно уходит от традиционной работы «на месте», доставшейся нам от XX века — периода стандартизации и конвейерного производства. Однако масштаб гибридности будет варьироваться от отрасли к отрасли, от компании к компании. Прежде всего исходя из влияния нового формата работы на производительность труда.

В итоге переход на гибридные форматы ставит во главу угла сложные вопросы, связанные, например, с тем, как осуществлять эффективный контроль за действиями сотрудников, как поддерживать корпоративную культуру и лояльность компании. А самое главное, как претворить изменения в жизнь и какой формат вовлечения будет оптимальным.
Цифровое будущее? Влияние пандемии на ключевые технологии
Нет сомнений в том, что пандемия заставила многих научиться пользоваться инструментом видеоконференций, освоить цифровые инструменты управления бизнесом и процессами, возможно, перейти на электронный документооборот и так далее. Таким образом пандемия ускорила цифровизацию, которая и до нее была одним из магистральных направлений оптимизации процессов — от уровня компании до уровня государства.

Порядка 55% участников ПМЭФ-2021 говорят о существенном влиянии пандемии на ускорение внедрения цифровых решений в их компаниях и отраслях. Этот показатель влияния заметно выше, чем в других описываемых сферах за исключением электронной торговли. При этом не более 20% респондентов не отмечают наличие особого влияния. Что может быть связано, например, с более ранним внедрением цифровых инструментов, либо в отсутствии таковых.

По некоторым оценкам, пандемия ускорила процессы цифровизации на 6 – 10 лет вперед. То есть за время пандемии доля цифровизации выпускаемых продуктов или сервисов увеличилась быстрее, чем за прошедшие годы. Хотя этот эффект варьируется и наиболее нагляден в таких функциях, как продажи и операционная деятельность компании.
НАСКОЛЬКО СУЩЕСТВЕННОЕ ВЛИЯНИЕ COVID-19 И МЕРЫ БОРЬБЫ С НИМ ОКАЗАЛИ НА ВНЕДРЕНИЕ ЦИФРОВЫХ РЕШЕНИЙ В ВАШЕЙ КОМПАНИИ И ОТРАСЛИ?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

В контексте данной темы участникам форума было предложено выделить наиболее важные для внедрения в их компаниях/отраслях технологии. Порядка 65% участников отметили аналитику на основе больших данных в качестве важнейшей технологии, преимуществами которой они хотели бы воспользоваться. Еще порядка 45% выделяли искусственный интеллект в качестве таковой. Третье место занимает интернет-вещей (порядка 1/3 респондентов), за которым идет роботизация и аддитивные технологии[1]. То есть на первых местах находятся именно цифровые технологии, а не энергетические, биотехнологии или промышленные.
КАКИЕ ИЗ ТЕХНОЛОГИЙ ВЫ БЫ ВЫДЕЛИЛИ В КАЧЕСТВЕ НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫХ ДЛЯ ВНЕДРЕНИЯ В ВАШЕЙ КОМПАНИИ И ОТРАСЛИ

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Подобное распределение ответов в целом совпадает с мировой практикой. Однако в сравнении с трендами, выделяемыми ОЭСР, заметна большее внимание участников к блокчейн и аналитике на основе больших данных. Согласно некоторым экспертным мнениям, эти технологии уже активно внедряются, что делает их менее «прорывными» в долгосрочной перспективе. Однако именно представленные в опросе технологии являются более важными здесь и сейчас. Также ряд респондентов указывали дополнительно на квантовые технологии, которые пока сложно отнести к прикладным.
1
Additive manufacturing — технологии, позволяющие строить объект путем послойного добавления материала.
Перестанем ли мы ходить в магазин? Влияние пандемии на электронную торговлю
Пожалуй, сложно найти сферу, которая выиграла от пандемии больше, чем электронная торговля. По мнению участников форума, именно на эту сферу пандемия оказала наибольшее влияние. Более 80% респондентов отмечают существенное влияние COVID-19. Локдаун стимулировал переход к покупкам онлайн с доставкой товара как наиболее безопасный способ.

При этом эта сфера сохраняет значительный потенциал для роста. По некоторым оценкам, к 2040 году более 90% покупок в мире будет совершаться онлайн. Сегодня в мире на электронную коммерцию приходится 18,1% розничных продаж. Без учета B2B-сегмента. В России доля электронной торговли по итогам 2020 года составляет от 9,2 до 11% рынка, в зависимости от ассоциации, предоставляющей статистику.
НАСКОЛЬКО СУЩЕСТВЕННОЕ ВЛИЯНИЕ COVID-19 И МЕРЫ БОРЬБЫ С НИМ ОКАЗАЛИ НА РАЗВИТИЕ ЭЛЕКТРОННОЙ ТОРГОВЛИ?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Несмотря на очевидный стимул, который пандемия придала данной отрасли, развитие электронной коммерции сталкивается с рядом трудностей. В качестве основных участники форума выделяют недостаточную гибкость покупки и возврата товара — порядка половины опрошенных, проблемы с логистикой и доставкой, консерватизм и недоверие к онлайн-покупкам. Кроме того, недостаток инструментов персонализации покупок, а также препятствия регуляторного характера для развития отрасли.

Отдельно участники форума выделяли также доступ к интернету, с которым по-прежнему есть проблемы в некоторых регионах, невозможность «пощупать» товар, а также консерватизм в целом — недоверие онлайн-инструментам, качеству товара.
КАКИЕ ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ К УВЕЛИЧЕНИЮ ДОЛИ СЕГМЕНТА ЭЛЕКТРОННОЙ ТОРГОВЛИ ВЫ БЫ ВЫДЕЛИЛИ В КАЧЕСТВЕ НАИБОЛЕЕ СУЩЕСТВЕННЫХ?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Несмотря на уверенный рост электронной коммерции, темпы роста будут определяться не только потребительскими предпочтениями и преодолением недоверия покупателей. Ряд экспертов отмечали важность внедрения цифровых решений. Например, цифровая примерочная, на основе виртуальной модели покупателя и продукта.

Также следует отметить изменения на смежных рынках из-за бума электронной торговли. Ее развитие диктует необходимость расширения складских мощностей, расширения географии складов, а также ускорение доставки на «последней миле», то есть непосредственному потребителю, где бы он ни находился.

Еще большим вопросом является будущее торговых центров. Переход потребителей в онлайн ставит под угрозу торговые центры с низкой проходимостью. По всей видимости, одна часть торговых центров будет вынуждена закрыться в долгосрочной перспективе. Другая — переформатироваться, пересмотреть пул арендаторов, сделать акцент на рабочие пространства, проведение досуга и так далее. Тем не менее, в России это будущее наступит, очевидно, позже в силу большей инерционности.
Больше государства? Влияние пандемии на государственные институты
Почти 55% участников ПМЭФ-2021 считают, что пандемия оказала существенное влияние на государство и процессы, связанные с ролью государства в социально-экономической сфере. Таким образом эта сфера по степени влияния идет третьей, после электронной торговли и цифровизации.

COVID-19 наглядно показал, с одной стороны, открытость и глобализованность современного мира, когда вирус в считаные недели пересек границы стран и целых континентов. Но с другой стороны — хрупкость то, что считалось неизменным: возможности путешествовать, работать в другой стране, или даже отправиться в любимое кафе.
НАСКОЛЬКО СУЩЕСТВЕННОЕ ВЛИЯНИЕ COVID-19 И МЕРЫ БОРЬБЫ С НИМ ОКАЗАЛИ НА ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА И ИНСТИТУТОВ ВЛАСТИ?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Государства столкнулись с уникальным вызовом: ввести массовые непопулярные ограничения, которые вряд ли принимались всерьез большинством населения, доверившись экспертам, или же позволить ситуации развиваться естественным путем. Популярной на первом этапе распространения пандемии стала теория естественного коллективного иммунитета.

По прошествии более года с начала пандемии, мнения участников ПМЭФ-2021 остаются в высшей степени смешанными — именно так ответили четверть опрошенных. Почти 40% опрошенных считают, что с самого начала следовало действовать жестче. Порядка 35% считают, что, напротив, следовало ввести мягкие ограничения, оставляя выбор местным властям и гражданам.
КАКОЙ ИЗ ДВУХ СЦЕНАРИЕВ РЕАГИРОВАНИЯ СЕЙЧАС, ПО ПРОШЕСТВИИ ВРЕМЕНИ, КАЖЕТСЯ ВАМ БОЛЕЕ ВЕРНЫМ?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Однако порядка 65% участников форума, тем не менее, считают действия правительства в борьбе с пандемией правильными. Лишь 13% оценили их как ошибочные. То есть можно сказать, что несмотря на смешанное отношение к мерам, участники форума полагают предпринятые меры верными и достаточными.
КАК ВЫ ОЦЕНИВАЕТЕ ДЕЙСТВИЯ ВАШЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА В БОРЬБЕ С ПАНДЕМИЕЙ?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Обязательный масочный режим, QR-пропуска, ограничения на передвижение, закрытые границы, режим нерабочих дней, поддержка системы здравоохранения и инвестиции в разработку и выпуск вакцин, гонка за лидерство в этой области — пандемия потребовала большего вовлечения государства в те процессы, из которых государство, казалось, почти ушло.

Начиная с 80-х годов в странах Запада, а затем и в России, система здравоохранения все в большей степени становилась частной. В период пандемии только общенациональный ответ во главе с государственными институтами сделал возможным мобилизацию ресурсов всей системы. Тем же образом государство взяло на себя ответственность за перекрытие границ, поддержку пострадавших отраслей и за выработку механизма принуждения.

Более половины участников форума (56%) уверены, что пандемия выявила необходимость большего регулирования социально-экономических процессов со стороны государства. Еще 16% считают текущую степень вовлечения оптимальной. При этом 13% респондентов полагают, что необходимо уменьшить степень государственного регулирования социально-экономической сферы.
КАКИМ ОБРАЗОМ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ПАНДЕМИЯ ПОВЛИЯЛА НА ПРЕДЕЛЫ ВОВЛЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВА В СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ, В ТОМ ЧИСЛЕ В СФЕРЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Участие государства в российской экономике всегда было существенным. Еще большим это влияние было в социальной сфере. Для многих категорий граждан социальная поддержка со стороны государства составляет основную долю средств к существованию. Согласно целому ряду оценок, от международного агентства Moody’s до Счетной палаты России, доля государства в экономике страны уже составляет порядка 50% с тенденцией к дальнейшему росту. Пандемия во многом ускорила этот тренд, особенно в тех сферах, которые были затронуты напрямую.
Зеленое будущее? Влияние пандемии на экологическую повестку
Настоящим открытием первых месяцев пандемии стало изменение природы в период массовых локдауна. Возвращение дельфинов в венецианские каналы, очищение воздуха в городах способствовали популяризации экологический повестки. В дополнение к этому в 2020 году произошли важные изменения в международном «зеленом» регулировании: анонсировано введение углеродного налога Европейским союзом, получили развитие масштабные программы преобразований экономик стран Запада с целью декарбонизации.

Но стало ли повышенное внимание к экологии и климатическим изменениям следствием пандемии? Участники форума указывают на смешанное влияние пандемии на экологическую повестку. Однако порядка 40% опрошенных все-таки отмечают определенную степень влияния COVID-19 и ограничительных мер на популяризацию «зеленой» повестки дня.
НАСКОЛЬКО СУЩЕСТВЕННОЕ ВЛИЯНИЕ COVID-19 И МЕРЫ БОРЬБЫ С НИМ ОКАЗАЛИ НА ВНЕДРЕНИЕ ЦИФРОВЫХ РЕШЕНИЙ В ВАШЕЙ КОМПАНИИ И ОТРАСЛИ?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Одной из главных тем в бизнес-среде стало углеродное регулирование, в том числе углеродный налог Европейского союза, планируемый к введению в 2023 году. Декарбонизация становится новой идеологией стран Запада, проникает во все сферы жизни, а также грозит стать серьезным препятствием для внешней торговли тех стран, кто отстает в этой области.

На сегодняшний день Госдумой принят во втором и в окончательном третьем чтении законопроект об ограничении выбросов парниковых газов. При этом в экспертном и бизнес-сообществе по-прежнему есть разногласия относительно того, какие меры будут достаточными для адаптации к новой реальности всепроникающей декарбонизации. По мнению участников форума изменения в этой сфере необходимы — лишь 17% ответивших считают какие-либо дополнительные меры регулирования выбросов парниковых газов ненужными.

Однако насколько далеко следует продвигаться на этом пути? Почти 55% участников отмечают необходимость введения системы мониторинга выбросов на уровне государства. Около 45% полагают необходимыми программы и цели по сокращению выбросов на уровне компаний и отраслей. На третьем месте находится вариант, подразумевающий установление углеродного налога на уровне государства (27% ответов). А замыкает четверку — введение системы торговли квотами на выброс в рамках государства (24% ответов).
какие меры реагирования на трансграничное углеродное регулирование вы считаете необходимыми и достаточными с точки зрения вашей отрасли?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Помимо возрастания значимости экологической повестки, особое беспокойство вызывает тенденция к трансграничному регулированию углеродного следа. Значимость данной проблемы многократно возросла в период пандемии, вряд ли можно сделать вывод о наличии прямой взаимосвязи между этими тенденциями, скорее о косвенной.

Выработка механизмов адаптации к углеродному регулированию уже занимает умы участников ПМЭФ-2021. Однако большинство респондентов предлагают достаточно консервативные решения в виде простой системы мониторинга или программ по сокращению выбросов на уровне отдельных компаний.

Также ряд участников опроса отдельно отметили важность инструментов просвещения граждан об их углеродном следе. Было бы целесообразно создать доступные сервисы для по измерению углеродного следа. Кроме того, для некоторых отраслей данная тема была отмечена в качестве неактуальной. Наконец, в ранг ключевых некоторые опрошенные возводят необходимость «декарбонизации без дискриминации», то есть постепенное движение к «зеленому» будущему с учетом интересов тех сфер, куда углеродная повестка несет коренные перемены.
Будем ли мы жить и работать в одном месте? Влияние пандемии на тенденцию к локализации
Почти незаметным, но весьма значимым, стал тренд, наглядно обозначившийся в пиковые периоды локдауна и «нерабочих дней» — тенденция к локализации. Современный ритм жизни вынуждает многие группы населения ежедневно тратить до 30 минут до 1,5 часов на путь на работу и столько же — обратно. Режим дистанционной работы привел к тому, что многие стали проводить больше времени в тех местах, где они живут.

Этот тренд можно проследить на нескольких уровнях. Во-первых, непосредственно в городских районах. Опустевший центр города и населенная периферия стали приметами локдауна. Многие заинтересовались локальными достопримечательностями и местами для времяпрепровождения. Во-вторых, в условиях закрытых границ массы населения стали больше путешествовать по своей стране, познавать историю тех мест, где они живут. В выигрыше от этого тренда оказался внутренний туризм, отдельные районы страны, а также городская периферия.

По мнению участников форума, пандемия оказала определенное влияние на этот тренд. Но будет ли он устойчивым после COVID-19? Более 40% опрошенных отмечают определенную роль, которую тренд на локализацию будет играть в будущем. В то время как лишь немногим больше 20% считают, что влияние тренда будет незначительным или вовсе никаким.
ограничение передвижения привело к нарастанию тренда на локализацию. насколько устойчивым будет этот тренд?

Источник: составлено авторами на основе опроса по итогам ПМЭФ-2021.

Тенденция к локализации была вызвана к жизни пандемией. Переход на гибридные форматы работы будет способствовать сохранению этого тренда в том случае, если такие форматы сами окажутся устойчивой формой занятости. Кроме того, важны исходные условия, а также поддержка государства этой тенденции. Например в отношении продвижения локального туризма, обеспечения его доступности, популяризации.

Как этот тренд может повлиять на нашу жизнь? Гипотетическая ситуация с развитием и устойчивостью гибридных форматов работы ставит под вопрос необходимость аренды больших офисных площадей. Отсутствие нужды в постоянной маятниковой миграции из периферии в центр и обратно ставит вопрос целесообразности имеющихся транспортных мощностей и саму конфигурации сети общественного транспорта и дорог.

Если человек будет проводить больше времени в непосредственных районах жительства, будут меняться его потребительские привычки. В экономике существует теория экономики антироста — экономики отказа от масштабных цепочек добавленной стоимости в пользу локального производства и локального потребления. Конечно, такие перемены могут иметь место лишь в долгосрочной перспективе. Однако несомненно, что сохранение тенденции к локализации приведет к определенному изменению мышления, последствия которого нам только предстоит оценить.
Другие тенденции, на которые повлияла пандемия
Влияние пандемии не ограничивается обозначенными сферами. Как отдельными комментариями отмечали участники опроса, а также эксперты, принявшие участие в ПМЭФ-2021, многие последствия нам только предстоит оценить.

Компания по вакцинации со всей очевидностью вскрыла не только границы вовлечения государства, но и проблему доверия и донесения решений, принимаемых властями, до граждан.

Отдельной темой является последствия пандемии для среднего и малого бизнеса. Несмотря на поддержку со стороны государства, именно МСП стали первой жертвой экономического кризиса.

Неохваченной осталась тема старения населения. COVID-19 стал особенным испытанием для старшего поколения. При этом на фоне старения населения все острее встает вопрос о том, как переориентировать здравоохранение на увеличение продолжительности жизни именно старшего поколения, как популяризировать и поддерживать активную старость — когда старшее поколения не выбывает из числа занятых, но продолжает работать или приносить пользу обществу.

Активное развитие в период пандемии получила телемедицина, которая представляет собой определенный вызов для традиционных форматов лечения, ставит вопрос о цифровой грамотности населения и готовности системы здравоохранения к переменам.

Еще один вопрос для обсуждения: каким из пандемии выйдет система образования? Дистанционное обучение имеет как своих противников, так и ярых сторонников. Станем ли мы свидетелями тотального онлайн-обучения?

За время проведения опроса участники форума прислали более 37 предложений по расширению обзора новыми темами. Каждая из тем важна. И достойна отдельного рассмотрения. Поэтому пандемия является хорошим поводом посмотреть на то, что раньше ускользало из внимания, или же взглянуть на старые вопросы под другим углом зрения.