Потребительский рынок после пандемии: что не убивает, делает нас сильнее
Ключевые выводы
Потребительский рынок смог адаптироваться к новым условиям и активно восстанавливается
«После пандемии потребительский рынок — это, пожалуй, сектор, который сначала больше всех пострадал и который в итоге больше и сильнее, и быстрее всех трансформировался. <...> Согласно Сбериндексу, за последнюю неделю мая потребительский рынок вырос на больше (чем. — Прим. ред.) 7 % по сравнению с предыдущим годом. Это пока самый быстрый рост за год после пандемии»
корреспондент Financial Times в России Макс Сэддон

Несмотря на бурный рост онлайна, после пандемии наблюдается возвращение потребителей в офлайн
«(После начала пандемии — ред.) начался бурный рост онлайн–коммерции. То есть туда пришли даже те люди, которые никогда этим не пользовались, то есть например, сильно возрастная аудитория. Что самое интересное, наверное, коллеги из e-commerce потом расскажут, они там остались. В нашем случае появилось множество клиентов, которые впервые воспользовались вообще онлайн–банкингом. Для них это было непривычно, но они не могли пойти в отделения, открывали наши карты, потому что представители (банка. — Прим. ред.) могли приезжать. Это, конечно, скажем так, для многих стало таким поворотным моментом в сознании. <...> Сейчас офлайн возвращается, мы видим это достаточно явно»
руководитель управления развития сервисов экосистемы «Тинькофф банк» Анна Михина

Потребители стали более требовательными к философии бренда
«Покупатели очень внимательно относятся (к тому. — Прим. ред.), что бренд для них значит. Потому что есть функциональная составляющая — это просто функциональная задача бренда, но есть и эмоциональная. Покупателям очень важно, что любой продукт, бренд делает для общества. Что он делает, что создал, чтобы каждый из нас чувствовал себя и жил лучше. Это тоже тренд, который изменился очень резко во время пандемии. Мне кажется, (этот тренд. — Прим. ред.) остается с нами. Если нет такой миссии для бренда или продукта, мне кажется, будущее этого бренда или компании под знаком вопроса»
генеральный директор Reckitt Benckiser Healthcare в России, Украине и странах СНГ Игорь Радакович

Усталость людей от онлайн-образования не сказалась на продолжающемся росте этой сферы
«Да, был некоторый откат небольшой (в онлайн–образовании. — Прим. ред.), после того, как это все закончилось (активная фаза пандемии. — Прим. ред.). И вот было много отзывов, в которых родители много писали: „Не дай бог мне больше этот онлайн, ни в коем случае“. <...> Это прежде всего связано (с тем. — Прим. ред.), что инфраструктура была не готова. Действительно, платформы „падали“, качество контента было плохое и так далее. Но при этом эти люди попробовали. И теперь мы видим, что тренд роста продолжился. Вот мы мониторим все, например, онлайн–школы, которые есть. Если в прошлом году через все онлайн–школы проходило около 60–70 млрд рублей, то в этом году через все школы, которые мы мониторим, пройдет 120 млрд рублей выручки»
генеральный директор и сооснователь Skyeng Георгий Соловьев

«После начала пандемии начался бурный рост онлайн–коммерции. То есть туда пришли даже те люди, которые никогда этим не пользовались, то есть например, сильно возрастная аудитория.»
руководитель управления развития сервисов экосистемы «Тинькофф банк»
Проблемы
Потребительская активность в России значительно снизилась
«53 % российских потребителей <...> сказали, что пострадали из-за пандемии. Это больше, чем <...> (в среднем. — Прим. ред.) по всему миру. 70 % потребителей в России начали экономить на покупках. Если посмотреть на рынок фуд-ритейла, например, вот самая быстрорастущая компания, она здесь (на форуме. — Прим. ред.) не представлена, это сеть супермаркетов „Светофор“. У них даже и сайта полноценного нет, я уж не говорю об онлайн-торговле. Тем не менее, сама онлайн-торговля тоже очень бурно растет. В России 95 миллионов россиян ежедневно пользуются интернетом. <...> Доставка продуктов за прошлый год выросла на 250 %, маркетплейсы, e-commerce (интернет-торговля. — Прим. ред.) выросли на 108 %»
корреспондент Financial Times в России Макс Сэддон

Потребители снова перешли от современной модели потребления к сбережениям и экономии
«До марта 2020 года в России, как и во всем мире, набирала тренды так называемая „экономика впечатлений“. Это когда люди с удовольствием тратили деньги на самообразование, путешествия. В общем, все то, что оставалось с ними даже после долгого времени. Вот этот бум консьюмеризма (потребительства. — Прим. ред.) постепенно, во всяком случае внешне, сходил на нет. И в то же время мы говорили о росте шеринг–экономики, то есть все там с удовольствием начали пользоваться каршерингом, снимали квартиру в Airbnb, чтобы можно было пожить в любой точке мира. И все это, не в один день, конечно, но буквально за пару месяцев очень сильно „схлопнулось“. Упали доходы граждан. Те граждане, у которых что-то осталось, судорожно искали куда им вложиться. В частности, я думаю, этим и еще большим количеством свободного времени для изучения информации обусловлен такой бум рынка инвестиций»
руководитель управления развития сервисов экосистемы «Тинькофф банк» Анна Михина

«53 % российских потребителей сказали, что пострадали из-за пандемии. Это больше, чем в среднем по всему миру. 70 % потребителей в России начали экономить на покупках.»
корреспондент Financial Times в России
Решения
Онлайн-бизнес стремится удержать клиента скидками и качественным сервисом
«Как только появилась возможность что-то посмотреть в кино, люди начали туда (в офлайн. — Прим. ред.) выходить, потому что кино, скажем так, так же, как и поход в ресторан с друзьями, — это не то же самое, что вы съели что-то дома или что-то сами приготовили. <...> Есть ощущение усталости людей от онлайн–сервисов. <...> Сейчас маятник качнулся в другую сторону. Мы активно с эти работаем, изучаем, что заставляет людей из онлайна возвращаться в офлайн. Например, в продуктах (потребитель. — Прим. ред.) не всегда уверен, что будет свежее, в одежде — не всегда уверен, что тебе вещи подойдут. (Мы. — Прим. ред.) работаем с этими возражениями, естественно, как всегда, предлагаем наш кэшбек и скидки, потому что, по последним опросам, если раньше главным плюсом онлайна была возможность посмотреть отзывы и фото, то сейчас это сравнение цен и поиск скидок»
руководитель управления развития сервисов экосистемы «Тинькофф банк» Анна Михина

Компании стремятся следовать трендам и акцентировать внимание на потребителе
«У нас очень резко изменилась (стратегия — Прим. ред.). <...> Вместо brand centric, или фокуса на бренд, (мы перешли к. — Прим. ред.) consumer centric. Что это значит? Это значит, что мы все должны обращать большое внимание на поведение потребителя. Потому что потребитель является центром нашего внимания. <...> Тренды очень сильно меняются, поведение очень быстро меняется»
генеральный директор Reckitt Benckiser Healthcare в России, Украине и странах СНГ Игорь Радакович


Подробнее читайте в Информационно-аналитической системе Фонда Росконгресс
www.roscongress.org