Трансформация мировой торговли. Эффективность государственного регулирования
Ключевые выводы
Мировая торговля приспособилась к условиям пандемии
«В стратегии развития Федеральной таможенной службы до 2030 года обозначена траектория движения от электронной таможни к таможне интеллектуальной. Это не голословное заявление. Могу сказать, что Федеральная таможенная служба на этом треке уже достаточно много сделала. В прошлом году <…> мы завершили широкомасштабное реформирование таможенных органов, создали сеть центров электронного декларирования и электронных таможен, куда перевели все таможенное оформление. В настоящее время 99 % всех деклараций оформляется в центрах электронного декларирования, расположенных на государственных площадях, находящихся под государственным контролем. И такая концентрация деклараций позволила нам сделать дальнейшие шаги в направлении автоматизации многих процедур. За 5 месяцев этого года мы оформили 2 млн 70 тыс деклараций, причем 545 тыс деклараций оформлены в автоматическом режиме, то есть это означает, что каждая четвертая декларация, которая оформляется Федеральной таможенной службой, оформляется в автоматическом режиме, то есть время оформления не превышает 5 минут»
руководитель Федеральной таможенной службы (ФТС России) Владимир Булавин

«Несмотря на все внешние сложности, внимание к экспортеру, которое со стороны правительства никуда не девалось, не девается и, надеюсь, не будет деваться, оно привело к тому, что статистика этого года показывает совершенно неожиданные даже для нас цифры, хотя мы всегда радуемся успехам экспортеров. За три месяца мы побили абсолютно в абсолютных цифрах рекорд относительно всех предыдущих периодов по абсолютным цифрам и по динамике, по росту несырьевого неэнергетического экспорта. У нас сегодня пришла первая статистика из ФТС по пяти месяцам, она подтверждает этот тренд на рост несырьевого неэнергетического экспорта»
генеральный директор АО «Российский экспортный центр» Вероника Никишина

«Несмотря на то, что глобальная торговля сократилась, несмотря на то, что не хватало средств персональной защиты <...> Мы продолжали развивать производство и добились возможности очень быстрого экспорта. Ввоз грузов, он сложнее. У нас очень жесткие требования в отношении грузов, которые к нам поступают. При этом нам удалось сократить количество сложностей и ограничений, которое у нас существует в области экспорта, сделать экспорт более легким. Мы знаем, например, что российская экономика сильно зависит от нефти и газа, и самое главное, чтобы не было здесь сбоев. Говоря про нашу систему, могу сказать, что она в этом плане отработала очень четко, мы проявили гибкость, и быстро принимались решения. Выработанная устойчивость помогала нам развивать наши портовые системы, и даже при нехватке персонала нам удавалось работать над совершенствованием наших систем и импортировать товары низкого риска»
исполняющий обязанности заместителя Министра по торговым вопросам Министерства торговли и промышленности Государства Катар Салеха бин Маджид Аль-Хулаифи

«Мы как железнодорожная отрасль оказались, видимо, выгодоприобретателями пандемийных ограничений. Связано это в первую очередь с ограничением пассажирского авиасообщения. Соответственно, большое очень количество товаров, которые перевозились в самолетах регулярными авиарейсами, перешло на следующий по скорости вид транспорта — это железная дорога. Точно также автосообщение через границы было ограничено»
президент, председатель правления ПАО «ТрансКонтейнер» Александрс Исуринс

Прорыв возможен при взаимодействии государства и бизнеса
«С одной стороны, я являюсь клиентом, в том числе и РЖД, и также взаимодействую с российской таможенной службой, а с другой стороны, я являюсь представителем компании, которая предлагает IT-сервисы. Я приехал в Россию два месяца назад. До этого я возглавлял бизнес по облачным технологиям в Тихоокеанском регионе и работал в Сингапуре. И когда я приехал в Россию, я был очень удивлен, я был удивлен эффективностью, в том числе работой Федеральной таможенной службы, эффективностью работы. <…> И когда я смотрю на объемы доставок, я могу сопоставлять их с бизнесом в США. Мы действительно видим очень хорошую, сильную цифровую платформу со стороны ФТС, благодаря которой мы можем проводить наши товары через таможенную очистку очень быстро. В России мы видим очень быстрый налаженный процесс»
президент Huawei Евразия Чжоу Дэниель

«Федеральная таможенная служба поддерживает отношения с таможенными администрациями более 100 стран мира, и с 76 нашими коллегами у нас заключены базовые соглашения об обмене информацией о перемещаемых товарах и транспортных средствах. Как правило, выстраивается некий цифровой диалог для того, чтобы обмениваться информацией в предварительном порядке. Это дает нам определенные временные заделы для того, чтобы проверить предварительно поступающие к нам товарные партии. Кроме того, в режиме эксперимента с отдельными нашими коллегами за рубежом проведено значительное количество экспериментов. Я уже упоминал здесь взаимное признание результатов таможенного контроля, обмен снимками инспекционно-досмотровых комплексов, обмен информацией из баз данных систем управления рисками <…> Но нужно признать, что как-то так получается, что пока дальше проведения экспериментов мы пока не идем. Очевидно, здесь нужна политическая воля, нужно, чтобы каждая таможенная администрация каждого государства не очень опекала свой бизнес в определенном смысле, и хотелось бы, чтобы обмен информацией был наиболее полным»
руководитель Федеральной таможенной службы (ФТС России) Владимир Булавин

«Они (наши экспортеры. — Прим. ред.) хотят мер поддержки, которые должны помочь быть эффективными и выживать в этих непростых условиях, они хотят комфортных процедур взаимоотношений с государством, чтобы не ударяться об процедуры при вывозе, а чтобы проходить их максимально незаметно и безболезненно, и они хотят нормальной удобной логистики, чтобы она не была „узким горлышком“. <…> Практически весь арсенал, который должен существовать, он у нас присутствует, и в национальном проекте достаточно большой набор всего, что хотят экспортеры, он сформулирован, под это есть ресурсы. Другое дело, что может быть не всегда эти меры поддержки быстро доходят до тех, кому они нужны. Но что касается мер поддержки, работа в этом направлении ведется. Что касается комфортных процедур, то также стала проводиться огромная работа многих ведомств, которые занимаются процедурами, связанными с экспортом. В том числе переходом в цифру, устранением ручных решений — решений, принимаемых человеком — отказ от бумаги, диджитализация взаимоотношений экспортера с государством»
генеральный директор АО «Российский экспортный центр Вероника Никишина
Проблемы
Создание «единого окна» ВЭД
«Есть один очень большой вопрос, который мы давно обсуждаем и пока по которому не находим общего языка, — это „единое окно“ во внешнеэкономической деятельности. Да, работа экспортного центра, работа, которую координирует А. Белоусов по развитию экспорта, дает свой результат в упрощении экспортных процедур, но сегодня пока мы не видим такого же адекватного прогресса в упрощении импортных процедур. Нельзя забывать тот факт, что импорт является, во-первых, необходимым инструментом для организации эффективного экспорта, а во-вторых, ну и в целом, наша экономика в значительной степени зависит от внешнеэкономической деятельности, содержательной, важнейшей частью которой является не только экспорт, но и импорт»
председатель совета директоров ПАО «Северсталь» Алексей Мордашов

«Катару понадобилось три года, чтобы реализовать такой проект. У вас огромная страна, вы работаете с лабораториями, у вас огромная граница, и есть очень много аспектов и причин. У вас, опять же, есть большое преимущество — это хорошее взаимодействие с частным сектором. Вам нужно объединить и поставщиков технологий, и других участников процесса. Я уверен, что вы можете запустить этот процесс. Конечно же, когда вы начнете этот процесс, на вас обрушится большое количество жалоб, и вы поймете, что это „Титаник“, но все-таки „Титанику“ нужно начать свое плавание»
исполняющий обязанности заместителя Министра по торговым вопросам Министерства торговли и промышленности Государства Катар Салеха бин Маджид Аль-Хулаифи

«Почему так медленно реализуется идея „единого окна“? Потому что она гигантски сложная <…> и мы на разработке отдельных сервисов, связанных и с экспортом, именно в техническом исполнении понимаем, насколько много подводных камней существует при, казалось бы, простой идее»
генеральный директор АО «Российский экспортный центр» Вероника Никишина

«Мы — все равно часть сервисной индустрии для наших клиентов. И в глазах клиента это относительно новое, но уже распространенное понятие «клиентский путь»: как клиент проходит все пути оформления своего груза <…> Нет общей платформы для взаимодействия всех государственных органов контроля. <…> И наше предложение — на базе уже созданной платформы Федеральной таможенной службы присоединять другие органы государственного контроля для создания того самого единственного „окна“»
президент, председатель правления ПАО «ТрансКонтейнер» Александрс Исуринс

Рост ограничений взаимной торговли
«Сейчас плюсом к тому, что существовало и раньше и дестабилизировало торговлю, добавились еще и разрушение сложившихся товарных и каких-то коммуникационных цепочек. <…> Кроме того, стали возникать такие уникальные процедуры карантинных мероприятий. Когда стала размораживаться взаимная торговля, то каждая страна в силу своего реагирования на борьбу с занесением инфекции стала создавать свои процедуры, неунифицированность которых тоже является дополнительным, достаточно серьезным осложнением. <...> Это все — новая реальность, в которой мы живем, и экспортеры с этим как-то учатся работать. При этом рост ограничений взаимной торговли, он никуда не делся, и статистика конца прошлого года ВТО говорит о том, что сейчас в мире на 10,5 % всего импорта существуют различные ограничения в мире. И это не только накопленные ограничения, накопленность предыдущего периода, а это и вновь вводимые ограничения. То есть вот эта политика сдерживания экспортеров, она также является нашей реальностью»
генеральный директор АО «Российский экспортный центр» Вероника Никишина

«Сейчас в Китае действует правило контроля ковидных ограничений, которые зависят от провинции к провинции, и даже совместно с РЖД мы обратились в Министерство иностранных дел, чтобы они все-таки как-то упорядочили. Потому что это с китайской стороны стало <…> дополнительным контролем и ограничением российских экспортеров на китайском рынке»
президент председатель правления ПАО «ТрансКонтейнер» Александрс Исуринс
Решения
Цифровизация для дальнейшего развития глобальной торговли
«Я абсолютно согласен с тем, что технология будет играть одну из ключевых ролей. В Китае уже запущен ряд процессов. <…> В этих процессах участвовали и министерства, и таможенная служба, и, конечно, мы предлагали использовать облачные технологии. Благодаря этому мы могли использовать очень экономичную модель, к которой имели доступ все необходимые ведомства. Благодаря этой модели мы могли синхронизировать операции многих ведомств. <…> Мы видели передовые практики, и мы могли их быстро реализовывать с использованием наших сервисов. Я могу сказать, что за время пандемии ряд технологий получили дополнительной развитие, и одна из них — это облачная технология. Я вам рекомендую обратить на нее внимание»
президент Huawei Евразия Чжоу Дэниель

«В наших планах — я уже говорил о стратегии нашего развития — к 2030 году создать совершенно новую таможню, более умную, более интеллектуально насыщенную. Но самое главное — цифра должна связать таможенные администрации в России и не только в России, с нашими партнерами за рубежом и внутри Российской Федерации. <…> Чем выше уровень насыщения таможенной сферы цифрой, тем больше в этой сфере прозрачности и больше взаимного доверия. Мы хотим искусственный интеллект зачислить на постоянную службу в нашу российскую таможню»
руководитель Федеральной таможенной службы (ФТС России) Владимир Булавин


Подробнее читайте в Информационно-аналитической системе Фонда Росконгресс
www.roscongress.org