Современная Арктика – территория договоров и договоренностей
Эксперт
Куклина Евгения Анатольевна, д.э.н., доцент, профессор Северо-Западного института управления Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Экспертное заключение подготовлено по итогам сессии: «Новый раунд развития Арктики: вызовы и возможности».
Аннотация
Новый раунд развития Арктики осуществляется в условиях, когда ее экономическое пространство является неотъемлемой частью как экономики России, так и мировой экономики, что объективно требует реализации парадигмы согласования интересов. Необходимо изменение менталитета, для того чтобы научиться жить и работать в Арктике в соответствии с принципами устойчивого развития.
Ключевые слова
Арктика, регионализация, устойчивое развитие
В качестве эпиграфа к экспертному заключению можно предложить две цитаты, одна из которых принадлежит выдающемуся русскому философу И.А. Ильину, а другая – руководителю Главморсевпути О.Ю. Шмидту (из доклада на заседании коллегии ГУСМП в СНК СССР 28 ноября 1934 г.):

  1. Россия – это не Европа и не Азия, Россия – это Север;
  2. «… Север весь трактуется как единая проблема, имеющая в своей основе Северный морской путь»¹.
Таким образом (по И. Ильину), Россия — это не только (и не столько) страна, часть территории которой географически расположена за Полярным кругом, но Север как некое сакральное место (отсылка к Л.Н. Гумилеву и Гиперборее), а в соответствии с высказыванием О.Ю. Шмидта, ключевым для хозяйственного освоения Севера является идея Северного морского пути как некая константа будущего развития.

По следам выступлений спикеров и участников дискуссии на сессии «Новый раунд развития Арктика: вызовы и возможности» ПМЭФ-2021 отмечаем следующие моменты.

Первое. Современное развитие Арктики, помимо масштабных инвестиций, соответствующих глобальности задуманного, требует совершенно новой энергетики, которая, и это совершенно очевидно, есть у молодых губернаторов северных регионов. Помимо необходимых профессиональных и управленческих компетенций, они обладают созидательной энергетикой, позволяющей оптимистично оценивать будущие результаты их деятельности как руководителей регионов Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ). По нашему мнению, удачным был выбор в качестве участников дискуссии губернаторов трех северных регионов, занимающих первые позиции Полярного рейтинга (Рейтинга устойчивого развития регионов Российской Арктики): Мурманская область – 1 (0,673), Архангельская область – 3 (0,631), ЯНАО – 4 (0,628)².
Андрей Чибис (губернатор Мурманской области) дал определение Арктике как «территории драйва» (цит.). Александр Цыбульский (губернатор Архангельской области) констатировал, что «интерес к Арктике необратим и Арктика – регион № 1 в России» (цит.). Дмитрий Артюхов (губернатор ЯНАО) говорил о синергетическом эффекте, получаемом при осуществлении кооперации между регионами.

Второе. Цели государства и крупного бизнеса в Арктике совпадают, что не может не радовать. С большим знаком «плюс» можно оценить высказывание Алексея Чекункова(министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики) о том, что «Русский Север – это новый цивилизационный формат, и не только экономический» (цит.). Был сделан поворот государственной политики на Север, «но поворот должен совершиться и в сознании людей» (цит.); Север должен быть таким, как раньше (во времена СССР) – высокая заработная плата плюс комфортность проживания, чтобы люди захотели приехать на Север, жить там и зарабатывать; «новый интерес к Северу надо подогревать, и это забота государства» (цит.). Считаем, что осознание на государственном уровне необходимости «подогрева» интереса к Северу, является знаковым, учитывая характер расселения и формы организации хозяйственной деятельности в северных регионах.

Третье. Арктика – территория будущего, что объективно предполагает выбор решений, позволяющих обеспечить устойчивое сбалансированное развитие. Но в Арктику надо входить осторожно, не через широко открытую дверь, а лишь немного приоткрытую, осторожно и деликатно. Арктика не терпит суеты, законы рыночной экономики здесь не работают так, как это принято понимать, здесь другие приоритеты и ориентиры, обусловленные, в том числе, и тесным переплетением хозяйственных и природных рисков. В сегменте общепринятой экономики Арктики более мягкая форма конкуренции по сравнению с присущей экономике в южных широтах³.

Все, что ассоциируется с современным развитием АЗРФ, является чрезвычайно актуальным для России, и не только в силу значимости ее ресурсного потенциала, но и вследствие включенности регионов, традиционно формировавшихся в ином экономическом районировании (в границах Северного, Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского и Дальневосточного экономических районов). Эти регионы изначально имели разные стартовые условия вхождения в рыночную экономику и, в силу этого, различные возможности формирования конкурентных преимуществ.
Развитие Арктики в настоящее время является одним из ключевых факторов социально-экономического развития России, несмотря на наличие специфических рисков и «арктических» проблем, подавляющее большинство которых решается вне географических границ АЗРФ и может быть осуществлено лишь в процессе «системного соединения всех составляющих процесса «переосвоения» Арктики с начавшимся пересмотром всех составляющих внутренней политики страны»⁴.

Успешное решение «арктических» проблем завязано на согласовании общественных, публичных (государственных) и корпоративных интересов с целью устойчивого развития Арктического макрорегиона. Таким образом, в отношении современной Арктики и происходящих там процессов можно использовать понятие «территория договоров и договоренностей» в парадигме согласования интересов. При этом доминирующими должны быть интересы государства в разработке и реализации политики развития Арктики, так как «столь пространственно обширной и структурно разнообразной макрорегиональной единицы нет нигде в мире, и основанием для ее формирования являются только четко выраженные государственные интересы»⁵.

Во всем мире особенностью подходов к разработке и реализации проектов в высоких широтах является их интеграционный и кооперационный характер, и данном контексте безусловным фактором развития северных и арктических регионов можно считать межрегиональную интеграцию («управляемую кооперацию») между регионами. Сохранение уникальных природных ландшафтов, сопряжение хозяйственных функций тайги и тундры с их природно-ресурсной емкостью, создание объектов инфраструктуры, переработка отходов, объединение усилий в части проектно-изыскательских и опытно-конструкторских работ – это те задачи, которые необходимо решать всем северным субъектам РФ, и именно это служит фундаментом для интеграции арктических территорий.

Одним из ключевых факторов развития Арктики в контексте ее природно-ресурсного потенциала является инновационная деятельность предприятий отечественного нефтегазового сектора⁶. Но зависимость от реализации крупных проектов нашими нефтяными гигантами является сдерживающим фактором в достижении желаемых мультипликативных эффектов, так как необходимо создание инновационно-ориентированной среды, поддерживающей становление и развитие компаний различного типа. Результатом и драйвером функционирования такой среды должен стать малый и средний бизнес. Развитие малых и средних независимых компаний является альтернативной освоения углеводородных ресурсов арктического шельфа, наряду с вариантом разработки трудноизвлекаемых запасов и вариантом повышения коэффициента извлечения нефти. Эти три альтернативных варианта экономически более привлекательны и экологически безопаснее, чем развитие арктического шельфа. И несмотря на то, что первый вариант включает так называемую сланцевую нефть, проекты разработки которой подпадают по санкции, есть все основания полагать, что в настоящее время он является наиболее вероятным.

Если рассматривать проблематику развития АЗРФ, то, безусловно, необходимо несколько слов посвятить шельфу арктических и северных морей. В современных условиях функционирования нефтегазового сектора России доступ к новым месторождениям имеют только две государственные компании, обладающие лицензиями на морские запасы (ПАО «НК «Роснефть» и ПАО «Газпром»). И это обстоятельство порождает существенную проблему, генезис которой в отсутствии необходимых компетенций у допущенных к шельфу компаний, которые не обладают пока достаточным опытом реализации проектов в этой сфере. Так, ПАО «Роснефть» - только один из участников проекта Сахалина-1, оператором которого стала компания ExxonMobil; ПАО «Газпром» пришел в проект Сахалин-2 (став главным акционером и оператором), когда он уже функционировал. В данном контексте следует отметить, что негосударственная компания ПАО «Лукойл» уже накопила реальный опыт морской нефтедобычи (самостоятельный запуск нефтяных проектов на Каспийском море, добыча нефти на Балтийском море, активное освоение морских месторождений за рубежом в консорциумах с международными и национальными нефтяными компаниями). Компания находится в топе рейтинга компаний «Полярного индекса Баренц-региона-2020», занимая вторую строку рейтинга (0,906 с динамикой +2, после лидера ПАО «Роснефть» (0,912 с динамикой +1)⁷.

Резюмируя, приведем еще одну цитату, автором которой является директор АА НИИ Александр Макаров: «Арктика – экстремальный регион, ее нельзя покорить, она не прощает ошибок. Надо научиться там жить и работать»⁸. Для развития пространства АЗРФ в условиях новой реальности необходимы изменения на ментальном уровне, и есть все основания полагать, что так и будет.
¹ Летопись Севера. Т. VII. М., 1975. С. 15.

² Полярный индекс. Регионы. Версия 2.0

³ Крюков В.А., Крюков Я.В. Экономика Арктики в современной системе координат // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. – 2019. - Т. 12. -№ 5. - С. 25–52.

Лексин В.Н., Порфирьев Б.Н. Развитие российской Арктики как предмет государственного управления: новые оценки и решения // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. – 2019. - Т. 12. - № 5. с. 69–85.


⁵ Ивантер В.В., Лексин В.Н., Порфирьев Б.Н. Арктический мегапроект в системе государственных интересов и государственного управления // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. – 2014. - № 6. - С. 6–24

Куклина Е.А. Инновационная деятельность предприятий нефтегазового сектора России как ключевой фактор реализации программы освоения Арктики // Горный журнал. - № 5 (2274). – 2020. с.20-24.

⁷ Проектный офис развития Арктики представил Полярный индекс Баренц-региона-2020


⁸ Арктику нельзя покорить (2018) // Огонек. - № 39. - 15 октября 2018. - С. 16