Art. Creativity. AI
Ключевые выводы
Что можно считать искусством или творчеством, можно ли считать продукт, созданный искусственным интеллектом, произведением искусства — дискуссионные вопросы
«Мне кажется, самое важное — вызывает ли у нас эмоции то, что мы слушаем, или то, что мы смотрим. Можно создать фильм весь по алгоритмам, и Голливуд пытается. <…> Сейчас я понимаю, что ИИ используется чуть-чуть, чтобы помогать делать графику. <…> Если есть эмоции — то это искусство, если нет эмоций, то это просто штучка»
режиссер, продюсер, сценарист Илья Найшуллер

«Продукция ИИ от продукции человеческой отличается „мурашками“. <…> Вы получите кайф (от продукта, придуманного искусственным интеллектом. — Прим. ред.), вы получите новые знания, но „мурашки“ к вам не придут. <…> Не потому, что вы (разработчики ИИ. — Прим. ред.) не можете запустить эмоциональный процесс — вы его запустите. <…> Но потому, что кроме внутренних процессов, вы уж меня простите, есть еще внешнее излучение. Я математик, я вам говорю: все нейрофизиологи <…> говорят о том, что не все происходит внутри человека. Что-то приходит извне, от коллективного <…> разума <…> бессознательного <…>. И эти „мурашки“ — это как раз результат вот этой акции биологического существа в свой биологический мир»
основатель, президент Cognitive Technologies Ольга Ускова

«Искусство <…> продукт очень элитарный. Когда мы считаем, что мы понимаем, разбираемся в искусстве, мы, на самом деле, не в искусстве разбираемся, а мы знаем о нем какие-то истории. Мы покупаем картину не потому, что мы про нее что-то знаем или поняли про цвета, про ее размер, а потому, что <…> она написана ИИ — это круто, необычно, ново, первый раз, второй, третий раз. Мы поэтому покупаем это. Мы покупаем историю о картине, не саму картину. Картина является приложением к этой истории»
заведующий отделом современного искусства Государственного Эрмитажа, руководитель проекта «Эрмитаж 20/21», директор musicAeterna в России Дмитрий Озерков

«Мы все время забываем о таких профессиях, как, например <…> переводчик. Я считаю, что это супертворческая профессия, потому что не всегда можно перевести в лоб. Если переводить пословно, чему научились давно, что-то понятное получается, но это выглядит странно. <…> И в системах машинного перевода <…> то, что делают нейронные сети, мне кажется, вот сейчас — это вполне себе творчество. Потому что сейчас такой этап, когда нейронные сети — а сейчас перевод весь делается нейронными сетями — генерируют из фразы фразу на другом языке с тем же смыслом для читающего на другом языке»
директор по развитию технологий искусственного интеллекта компании «Яндекс» Александр Крайнов

«Если машина сможет придумывать что-то такое, что не может придумывать человек, — это интересно. <…> Когда не человек все придумал, а машина только сделала, а когда машина начинает генерить какие-то такие ситуации <…> Пока такого нет в искусстве. <…> Это действительно должно быть что-то яркое, эффектное и новое. <…> Интересно то искусство, которое спорит, анализирует и деконструирует саму технологию. То есть это должно быть произведение искусственного интеллекта, которое должно показать, что я сам себя, условно говоря, разоблачил, преодолел»
заведующий отделом современного искусства Государственного Эрмитажа, руководитель проекта «Эрмитаж 20/21», директор musicAeterna в России Дмитрий Озерков

Сейчас искусственный интеллект — это инструмент для развлечения и решения практических задач
«Искусственный интеллект, по большому счету, — это машина, обученная человеком, у которой есть код <…> это некий такой инструмент, человеческий инструмент. И когда мы говорим, что получаем продукт (картина, горшок, неважно что), сделанный с помощью инструмента»
заведующий отделом современного искусства Государственного Эрмитажа, руководитель проекта «Эрмитаж 20/21», директор musicAeterna в России Дмитрий Озерков

«Из такой практической задачи, которую мы решали, — это задача из маленького изображения сделать большое. Мы сделали это для изображений, потом сделали это для фильмов. Есть такая технология, называется superresolution, она <…> базируется на <…> состязательных сетях. То есть идея довольно простая: мы берем маленькое изображение, нужно из него сделать большое таким образом, чтобы дискриминатор (вторая сеть) <…> не могла отличить, это настоящее большое или сделанное из маленького большое»
директор по развитию технологий искусственного интеллекта компании «Яндекс» Александр Крайнов

«Конечно, сейчас, в современном мире, что это у тебя за персональный ассистент, если у него нет чувства юмора или способности к искусству. У нас Алиса тоже умеет рисовать. <…> Все-таки это не столько прагматический аспект пока, все-таки, развлекательный»
директор по развитию технологий искусственного интеллекта компании «Яндекс» Александр Крайнов

«Google <…> пока не ставит себе задачи создавать искусство с помощью AI. Мы используем AI, чтобы по-другому, по-разному это искусство раскрашивать, подсвечивать и давать какие-то выводы людям для того, чтобы они хотели туда погружаться»
управляющий директор Google Россия Юлия Соловьева
Проблемы
Сложно найти «учителей», которые обучат AI «творить»
«Компьютер напишет сценарий, но <…> вы понимаете, что хороших сценаристов очень мало. Кто будет обучать искусственный интеллект писать как лучшие сценаристы? У Тарантино даже нет сотового телефона»
режиссер, продюсер, сценарист Илья Найшуллер

Нет юридической базы для решения вопросов, связанных с авторскими правами и интеллектуальной собственностью
«Что касается интеллектуальной собственности, сейчас этот вопрос четко отрегулирован. Считается, что автором является, конечно, человек либо организация, которой принадлежат интеллектуальные права. Но это же не так в реальности. В реальности одна модель пишет другую модель. А вторая модель пишет третью модель. И очень важны здесь не только наши ощущения или логика, очень важна юридическая позиция. <…> Мы с ними (с коллегами из Роспатента. — Прим. ред.) <…> готовим заявку <…> на интеллектуальный продукт самого искусственного интеллекта. То есть код AI написал другой код AI, и мы подаем патент именно на произведение этого искусственного интеллекта. Это не фильм, не картина — это код, но, тем не менее, это очень важно. И если нам с Роспатентом удастся найти правильную формулу, именно <…> закрепления интеллектуальной собственности, то это может быть буквально прорыв в дальнейшем движении вперед»
первый заместитель председателя Правления «Сбербанка» Александр Ведяхин
Решения
Применение состязательных методик для обучения искусственного интеллекта
«Я говорил о двух состязательных сетях, они соперничают друг с другом и делают друг друга все лучше и лучше, более эффективными. <…> Можете использовать базовую концепцию двух состязательных сетей не только для того, чтобы создавать изображения и генерировать какие-то стили, похожие на стили других художников. Вы можете использовать это для создания искусственных ученых. <…> В будущем они (состязательные сети. — Прим. ред.) будут еще лучше, потому что у нас будет гораздо больше вычислительная мощность, в миллионы раз. <…> Скорее всего, мы получим огромные системы, сравнимые с тем, что происходит в нашем мозге, которые будут работать как искусственные исследователи, искусственные создатели. И может быть, это превзойдет людей-исследователей и людей-художников и будет создавать удивительные вещи»
главный научный советник АНО ИИИ (Автономная некоммерческая организация «Институт искусственного интеллекта») Юрген Шмидхубер

«Генеративные сети — это, конечно, абсолютно прекрасная вещь, и я вообще считаю, что какая бы ни была у тебя архитектура, добавить в конце дискриминатор — это всегда хорошо. Это всегда увеличивает качество. Если у тебя в конце есть некий критик, это всегда полезно»
директор по развитию технологий искусственного интеллекта компании «Яндекс» Александр Крайнов

«„Мурашки“ <…> это всего лишь постоянный набор обучения сетки и получения подкрепления: да, вот такие подходы дают больше „мурашек“, такие подходы дают меньше „мурашек“. Давайте адресовать те подходы, которые дают больше „мурашек“. <…> Так как у нас уже есть какой-то определенный набор <…> объектов, которые сделал искусственный интеллект, их имеет смысл изучать. И как только мы начинаем их изучать, мы говорим, что что-то будет лучше, что-то мы оцениваем <…> хуже, начинаем <…> развивать лучше, и в итоге мы получаем усовершенствование, улучшение»
первый заместитель председателя правления «Сбербанка» Александр Ведяхин

Важно четко определять цели и задачи, ставить четкое техническое задание
«В начале не искусственный интеллект пишет программу искусственного интеллекта. В начале всех этих искусственных интеллектов существует техническое задание. И мы его пишем. И вот что мы там напишем, то дальше по цепочке и будет развиваться. <…> Да, мы порождаем что-то. Очень важно техническое задание. Я на всех площадках говорю: „Ребята, не надо делать универсальный искусственный интеллект, он нам ни к чему. <…> Мы должны решать узкофункциональные задачи“. Если мы запускаем ИИ в музыку как инструментарий, то мы должны понимать, зачем. Запускаем живопись — нужно понимать, зачем. То есть главное — техническое задание, а техническое задание как раз формируют криейторы»
основатель, президент Cognitive Technologies Ольга Ускова


Подробнее читайте в Информационно-аналитической системе Фонда Росконгресс
www.roscongress.org